ternovskiy (ternovskiy) wrote,
ternovskiy
ternovskiy

Борьба с коррупцией – это натуральная гражданская война.

Вчера состоялась вторая встреча блогеров и представителей Департамента экономической безопасности МВД России (ДЭБ). А конкретно – с сотрудниками и руководителем ОРБ №3, занимающегося коррупцией в высших эшелонах власти.

Этот пост о том, каковы результаты работы ДЭБа за 2010 год, как борются с коррупцией у нас и в других странах, что думают в ДЭБе о деятельности Алексея Навального и многом другом.

IMG_0021 мини



Встречу должен был проводить заместитель начальника ДЭБ, генерал-майор милиции Александр Юрьевич Назаров, которого мы и во второй раз не увидели, потому что его вызвали к руководству страны.

Поэтому, в основном мы общались с руководителем ОРБ №3, Александром Михайловичем Хазиным, с которым я был заочно знаком, переписываясь с ним в твиттере - http://twitter.com/BureauNo3

IMG_0045 мини


Разговор получился долгим и интересным, трех часов явно не хватило. Ведь говорить о коррупции, да ещё и непосредственно с теми людьми, которые ловят преступников в высших эшелонах власти можно бесконечно.

Но, смысл нашей встречи не в том, чтобы в сотый раз обсудить, как всё плохо. Цель сотрудничества с блогерами в ДЭБе не скрывают:

1. Они хотят услышать мнения активных участников общества (коими нормальные блогеры и являются) о своей работе, коррупции и борьбе с ней, ответить на интересующие нас вопросы, входящие в их компетенцию.

2. С помощью блогеров рекламировать антикоррупционное поведение.


На мой взгляд, всё это здравые и правильные идеи. Ведь, как выразился Александр Михайлович – «борьба с коррупцией – это натуральная гражданская война и война человека с самим собой». Действительно, ведь в коррупционном преступлении есть две стороны – дающий и берущий. Беда нашего общества в том, что дать взятку не считается плохим и аморальным поступком.

Вот вам пример: 85% сообщений о коррупции в 2010 году – это то, что ДЭБ сам обнаружил, и 15% - сообщения граждан. Из этих 15% - 3% - те, кто сами пришли и написали заявление, среди остальных очень много анонимов. Получается, что граждане сами не спешат бороться с коррупцией. Почти все готовы громко кричать о том, что везде и все воруют, а прийти с конкретными фактами и заявлениями, свидетельствовать потом в суде – готовы единицы.

Но и в том случае, когда есть заявление и сообщаются какие-то факты – это ещё не значит, что дело дойдет до суда и преступник будет наказан. Поймать коррупционера, доказать вину и посадить его в тюрьму – дело очень сложное. Во-первых, потому что коррупция сейчас принимает всё более сложные формы, во-вторых, наше законодательство далеко от совершенства в этом вопросе. А законы принимают депутаты, многие из которых не особо рады голосовать за то, чтобы их легче было привлечь к ответственности за коррупцию. Но, как нас заверил Александр Михайлович, работа эта ведется, и необходимые законы будут приниматься.

ДЭБ очень интересует, как мы оцениваем их работу. Я сказал, что любая работа оценивается по результату, и спросил, как они относятся к деятельности Алексея Навального. Ведь для многих из нас, видящих, как чуть ли не раз в неделю Лёша выкладывает различные факты коррупции, важно знать, идет ли по ним работа, правда ли это и какие результаты.

Но, в ДЭБе хоть и оценивают деятельность Навального как хороший пример гражданской активности, считают, что выбираемые им методы говорят о том, что он может преследовать и совершенно другие цели, а не бороться с коррупцией. Например, выполнять чей-то заказ или, что хуже – целенаправленно разрушать государство. Они уверены, что чаще всего, борьба с коррупцией – это как партизанская война. А когда факт этого преступления хотят в первую очередь донести до огромного количества людей – это пиар и возможность коррупционеру успеть замести следы. Не говоря уже о том, что такие масштабные акции наносят сильный урон фигурантам дела и не только внутри страны, но и на международном уровне. А ведь факты коррупции при этом ещё не доказаны. Поэтому в ДЭБе считают, что всё, конечно же, должно проверяться, но и ответственность за ложное сообщение тоже должна наступать.

Лично я здесь согласен с обеими сторонами. Абсолютно понимаю, почему Алексей выбирает именно метод придания широкой огласке фактов коррупции: он, как и многие из нас не верит, что по тихому заявлению будет проведена соответствующая законная работа. И абсолютно понимаю ДЭБ, в котором считают в точности до наоборот и при такой позиции оценивают методы Навального – как сомнительные и наводящие на подозрения. Ну и громкие недоказанные обвинения, приносящие вред компаниям и государству (на международном уровне в том числе) мне кажутся не лучшим вариантом. Получается, что никто никому не верит, что, безусловно, влияет на качество результата. И, на мой взгляд, с этим обеим сторонам надо что-то делать. Ведь, если я правильно понимаю, цель и у Навального, и у ДЭБа – одна.

Тем не менее, по заявлениям Алексея Навального из ДЭБа в следственные органы на сегодня было передано 22 факта обращения. И, насколько я понял, дела находятся в производстве.

Но, на мой прямой вопрос – достаточно ли тех данных, которые размещаются Алексеем в блоге и на сайте РосПил для доведения дела до суда, ответили – нет. Т.к. предполагать и сообщать о возможных махинациях – это одно, а доказать – совершенно другое. И здесь требуется провести очень большую работу, которую ДЭБ и выполняет. И не стоит ждать молниеносных «посадок», остановки работы трубопроводов и т.д. Потому что работа ДЭБа строго регламентирована и проходит в соответствии с законодательством.

В этом плане интересен иностранный опыт. Например, в Финляндии с коррупцией борются аж 4 человека! И не потому что её там нет, просто то, что у нас считается коррупцией, у них считается «дружеской помощью». И вообще, со слов Александра Михайловича, во многих развитых странах принято просто не замечать коррупцию.

Например, в США ФБР делает план по борьбе с коррупцией на ближайшие три года. Допустим, это расходы на войну в Афганистане, выделение средств на ликвидацию последствий разлива нефти и т.п. По ним и работают, а если поступает какое-то заявление, касающееся других областей, не попавших в утвержденный список, заявителю говорят: «спасибо, как будет время, разберемся». Выглядит это так по вполне понятным причинам: сотрудников намного меньше, чем проблем и приходится выбирать. В России ДЭБ тоже больше работает по приоритетным направлениям, деля их по степени угроз для государства.

В Германии же вообще не ведется никакой самостоятельной борьбы с коррупцией. Соответствующие ведомства работают только по заявлениям граждан или фактам, явно всплывающим на поверхность.

Ещё во многих развитых государствах есть такая норма, как «недоносительство о факте коррупции». Привели пример: сын, имеющий средний доход, просит папу переписать на себя какое-то дорогое имущество, которое он явно не мог заработать честным трудом, о чем папа, наверное, должен догадаться. Он выполняет просьбу, но, в случае проверки ему зададут вопрос – откуда это имущество и попросят подтвердить легальность его получения. Если папа не сможет это доказать у него будет два пути – тюрьма, конфискация или перенаправить обвинение на сына.

По мнению Хазина, наше общество пока ещё не готово к таким законам. Но, всё это в планах по борьбе с коррупцией и в нашей стране тоже так будет. Просто в развитых странах законодательство эволюционировало десятки и сотни лет, постепенно меняясь и изменяя общество. А нашему государству всего пару десятков лет, история деятельности по борьбе с коррупцией очень короткая, а моральные устои в обществе далеки от желаемого уровня.

И здесь, кстати, очень важная роль в воспитании детей, прививании им правильного отношения к коррупции, формированию отношения к ней, как к преступлению, разрушающему личность человека, государство и общество.

Отдельно поговорили о результатах деятельности ДЭБа в 2010 году. Они честно говорят, что особых иллюзий не строят, понимают, что работы ещё очень много и решение большинства задач займет длительный период. Но, главным достижением и выполненной задачей считают то, что удалось остановить рост коррупции в стране. А так же вселить страх в коррупционеров, что прийти могут за кем угодно. Потому что совсем недавно в их кругах царили совершенно иные настроения – многие считали себя кастой неприкасаемых.

Кроме этого, в 2010 году было выявлено 40440 преступлений коррупционной направленности, из них ДЭБом – 33,3 тысячи. К уголовной ответственности привлечено 9105 коррупционеров, из них – свыше 8000 чиновников.

На 82% по сравнению с предыдущим годом увеличилось количество выявленных фактов получения взятки группами должностных лиц. Выявлено на 23% больше преступлений, в крупном и особо крупном размере против государственной службы.

В 2010 году привлечены к уголовной ответственности:

- 4 действующих и бывших заместителей губернаторов субъектов;
- 10 действующих и бывших министров и их заместителей органов исполнительной власти субъектов РФ;
- 8 глав муниципальных образований и 4 их заместителя;
- 1 депутат и 4 помощника депутатов Государственной Думы, 4 депутата различного уровня законодательных собраний в субъектах РФ;
- 17 руководителей структурных, в т.ч. территориальных подразделений федеральных органов власти, федеральных государственных учреждений. Из них 3 руководителя УФСН по субъектам РФ;
- 2 кандидата в депутаты собраний различного уровня.

Более чем в 5 раз больше ликвидировано преступных групп, специализирующихся на получении незаконных вознаграждений в негосударственных сферах администрирования и экономической деятельности.

Средняя сумма взятки (подкупа) по преступлениям, выявленным по материалам ОРБ №3 в 2010 году, составляет более 6 млн. рублей. Общая сумма составила свыше 380 млн. рублей.

В 2010 году в подразделения экономической безопасности органов внутренних дел поступило 8201 обращение граждан и организаций, содержащих информацию о коррупционных проявлениях, по ним возбуждено 7113 уголовных дел.

В конце нашей беседы я ещё успел спросить про результат обращения блогера из Саратова, который на первой встрече привез документы по двум делам. Оказалось, что по одному из них следствие окончено, в связи со смертью обвиняемого. По второму коллеги из Саратова сообщили, что нарушений нет. Но, ДЭБ решил проверить всё сам и отправил в командировку двоих сотрудников из Москвы. В результате были найдены какие-то нарушения на 30 000 рублей. Поездка сотрудников обошлась дороже.

Подводя итог мероприятия, мы договорились, что ДЭБ подготовит некий алгоритм действий гражданина при встрече с коррупционными проявлениями. Условились, что встречи наши будут регулярными, но не особо частыми. Сотрудники ДЭБа по-прежнему ждут наших с вами мнений по их работе, вопросы и пожелания. Предложения по совершенствованию антикоррупционного законодательства и борьбе с коррупцией, сообщений о преступлениях. Они читают ваши комментарии к моим постам, а так же записи в твиттере по тэгу #debmvd

Спасибо пресс-службе МВД за организацию встречи. А сотрудникам ОРБ №3 за интересный разговор.

Статья на сайте "Эхо Москвы" - http://echo.msk.ru/blog/ternovskiy/746948-echo/



Другие посты о милиции:

1-й оперативный полк конной милиции Москвы.
«ИНТЕРПОЛИТЕХ 2010»
Блогеров попросили помогать в борьбе с коррупцией.
Как работает служба «02».
Автопробег московского ОМОНа.
Tags: коррупция, милиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →